?

Log in

No account? Create an account

Next Entry

              УЛЕНШПИГЕЛЬ - ТИЛЬ УЛЕНШПИГЕЛЬ - МЕЛЬНИЦА - ТИЛИВАН

                                                (История от первого лица)

 

Вот уже десять с лишним лет читаю про себя в сети интересные истории, самая интересная из них начинается такой фразой: "На самом деле все началось с того, что белорусский монах-расстрига Руслан Комляков решил перестать быть белорусским монахом, а вместо этого решил стать русским музыкантом". Замечу сразу, что излагал тоже далеко не русский писатель, чего только стоит вот этот оборот - "решил перестать быть". А вообще все это свинство с той точки зрения, что писал обо мне человек, которого я едва знаю и он соответственно меня тоже, и видимо он не особенно заморачивался о том , что бы изложить правдивую историю, основанную на фактах, а воспользовался в большей степени собственной буйной фантазией , слухами и домыслами. Главным же двигателем в его сочинении по-видимому было неистовое стремление опустить меня ниже плинтуса ,зачем и почему до сих пор не знаю. но подозреваю ,что это общий удел всех примитивных бездарей и серых неинтересных личностей (т.е. безличностей по сути) полить грязью кого-то значимого, что бы таким образом возвыситься над оным. Но это уже мои домыслы и я на них не настаиваю. возможно я и не прав , но других объяснений я пока что для себя не нашел.

И далее история ,рассказанная Сапковым , изобилует хронологическими неточностями и искажениями фактов так ,что Карамзин и Нестор-летописец курят большой бамбук. До сих пор, я как-то все плевал на это дело, ну свинство и свинство, а потом подумал, почему бы не написать, что и как было на самом деле, к тому же народ до сих пор интересуется, а в это время, как мне неоднократно передавали и передают со всех сторон  поклонники Мельницы и мои в том числе, Сапков все ни как не успокоится и продолжает меня чморить. Что там за развлечение такое у него? Ну а что остается после этого фанатам Мельницы? Да то же самое, недавно мне один приятель сказал, что на каком-то форуме дело дошло до того, что меня обвиняли в неправильной сексуальной ориентации. Короче дело уже дошло до полного безумия. Защищаться и оправдываться мне совершенно не от кого и не перед кем, но слово я свое скажу, хотя бы для тех людей у кого грязные слухи и сплетни в мой адрес вызывает недоумение и множество вопросов.

И так, все началось с того, что в Минске еще в 1988 году, я сделал свой первый музыкальный проект под названием УЛЕНШПИГЕЛЬ. Проект просуществовал недолго, около года примерно, не смотря на то, что во всех отношениях проекту сулился большой успех. Были предложения и по концертным гастролям и на телевидение, но были и другие обстоятельства бытовые, в том числе и личные, о которых я упоминать не буду, в силу которых я решил прервать музыкальную деятельность и действительно углубился в церковную жизнь. Кстати, по поводу белорусского монаха-расстриги, во-первых по национальности я русский, мои дед и бабка переехали в Минск из России сразу после войны, а во-вторых церковная моя жизнь проходила тоже в России, а именно в ивановской области, где три с половиной года я служил в качестве послушника, а потом принял постриг с именем Рафаил и был рукоположен в сан священника. В итоге дослужившись до должности настоятеля монастыря, я добровольно отказался от сана и от пострига, т.к. со временем понял, что выбрал не тот путь и что хуже нет того священника, который не соответствует своему званию, ну и еще в очень большой степени меня одолевало чувство несогласия с тем что и как происходит внутри РПЦ. Сложив с себя сан и монашеское звание, я скоропостижно женился и рванул, как есть ни с чем в Москву делать музыку. Это был год 1996. Жена к тому времени была уже в положении, так что было очень все весело. Тем не менее, мне удалось собрать музыкантов, и начать работать. Так появилась, а вернее воскресла группа УЛЕНШПИГЕЛЬ.





Нам повезло буквально с первого же концерта. Это был даже не концерт, а прослушивание годимся ли мы для выступления в бард-кафе ГНЕЗДО ГЛУХАРЯ. Прослушивал нас Олег Митяев, мы, соответственно сгодились, и от стола в кафе, где сидели три дамы, к нам подошла одна из них и спросила, едем ли мы в этом году на фестиваль в Пущино, на что я ответил, мол, знать не знаю что это за фестиваль и вообще, сегодня мы только-только выползли в качестве группы на свет божий и что у нас тут прослушивание. Дама  очень удивилась и спросила когда будет концерт. Я ответил. И вот на сам концерт, который таки состоялся, пришел и до сей поры бессменный, (и дай Бог ему еще долгих лет и здоровья), организатор и душа Пущинского фестиваля ансамблей авторской песни Олег Чумаченко, по рекомендации той самой дамы. Ему все очень понравилось, и он предложил нам поучаствовать в этом фестивале. Успешно выступив на самом фестивале, мы обрели множество друзей и поклонников, среди них оказались и те, кто стал помогать материально нашей группе. Там же в Пущино оказалось, что существует еще одна группа под названием УЛЕНШПИГЕЛЬ и я, дабы не было путаницы, добавил имя ТИЛЬ.

Здесь я немного отвлекусь от истории группы, что бы разъяснить, почему я ее так назвал. 

В детстве меня очень впечатлила книга Шарля де Костера о фламандском народном герое Тиле Уленшпигеле, позже я прочел книгу, вышедшую в серии «Памятники средневековой литературы», об этом же герое. По трактовке Костера имя Уленшпигель имеет два перевода, либо СОВА И ЗЕРКАЛО, (мудрость и отображение жизни, как она есть), либо Я ТВОЕ ЗЕРКАЛО. Короче говоря, все в целом – сам герой и перевод его имени сыграло свою роль, к тому же вначале в своем репертуаре я придерживался в основном стиля средневековой западноевропейской музыки, а точнее ее стилизации, где автором текстов и композитором за редким исключением был я сам. Были и отклонения от стиля, где важнее были каверзные и ёрнические тексты в духе самого фламандского народного героя - « Песнь о бабушке», «Я по дорогое шел», «Питеру»


, «Песня пьяного монаха» и т.д., или проникнутые мировой скорбью в духе того же героя, но уже в трактовке де Костера - « Вавилон»








и опять таки «Питеру». Забегая далеко вперед, расскажу, откуда взялось название ТИЛИВАН. Тут все просто, когда я понял, что название ТИЛЬ УЛЕНШПИГЕЛЬ уже не соответствует содержанию от того, что репертуар расширился от западноевропейской средневековой музыки до фолка западных и восточных народов, то решил, что и название группы должно включать в себя и запад и восток. Таким образом, оставив имя Тиль от Уленшпигеля. Я прибавил к нему имя Иван от нашего русского дурачка, ну и получился, как вы уже поняли ТИЛИВАН, что, по сути, и обозначает запад-восток. Алексей Сапков, наверное, по этому поводу написал бы так: Немецкий персонаж фильма Алова и Наумова Тиль Уленшпигель решил перестать быть памятником средневековой литературы и решил стать русским дурачком.

Ну, так я продолжу «летописать» историю. Дела у группы вроде как пошли. Мало по малу стали выступать и завоевывать популярность у московской публики, записали в 1996-97-х годах два альбома – ГЕРОИ и ВАВИЛОН. Очень большим показателем было то, как нас воспринимала публика, которой мы были практически неизвестны, а воспринимала она нас на «УРА». Для примера можно посмотреть видео с фестиваля в ночном клубе МАНХЕТТЕН-ЭКСПРЕСС, запись 1997 года, где видно, как реагирует огромная толпа, из которой наших знакомых человек всего 10-15.


Что касается музыкантов, то все меня вполне устраивали. Это были: Эдуард Калива – виолончель, Ольга Харитонова – скрипка, Наталья Филатова – флейта, ну и конечно я. А. Сапков и, по-моему, даже сама Хелависа, где-то в своем интервью говорят о том, что я как-то очень плохо относился к своим музыкантам и не платил им денег или платил, но совсем мало. Расскажу и об этом.

Денег, действительно было немного, т.к. поначалу и самих выступлений было немного, да и гонорары были не ахти какими. К тому же на мне была практически вся работа по группе, а именно, я был и композитором и автором текстов и аранжировщиком и администратором, музыкантам оставалось лишь исполнять материал, написанный в нотах. Соответственно я с самого начала сообщил всем, как я собираюсь распределять доходы от концертов. Естественно, о равном распределении средств не могло быть и речи, но все было гибко и зависело от обстоятельств, то есть, если гонорар за концерт был минимальный, то средства распределялись поровну, ощутимый же гонорар распределялся уже большей частью в мою пользу, и это, я считаю было справедливо. Я понимал, конечно, что музыкантам это будет не по нраву, и если бы у меня были другие обстоятельства, я бы по другому оплачивал их труд, да и был бы рад, НО!!!! Было еще одно великое НО. Оно заключалось в том, что бы мне попросту выжить в Москве и еще не одному, а со своей семьей и у меня не было другого выхода, кроме как распоряжаться средствами именно таким образом, иначе мне бы пришлось плюнуть на всю эту музыку, уехать из Москвы и заняться чем-нибудь более практичным и приносящим реальный доход. Представьте себе, что значит жить иногороднему в Москве со своей семьей, снимать там жилье и т.д.? Не смотря на то, что были какие-то концерты и была материальная помощь со стороны друзей-поклонников, мы еле-еле сводили концы с концами, прибавьте еще рождение дочери.

Между мной и участниками коллектива произошел разговор, где я открыто все всем изложил и все со всем согласились и впредь, между нами было условлено, что если будут возникать какие-либо проблемы и несогласия со мной, то вместо того, что бы закулисно все обсуждать и злобствовать, мы будем обсуждать все вместе и находить согласованный выход, из положения, который устроил бы всех. Таковая политика и такие же условия ставились всегда и всем новым участникам, приходящим в коллектив, и я очень рассчитывал на человеческое понимание и порядочность ребят, но как выяснится позже, я глубоко заблуждался в своих расчетах. Что же касается личного моего отношения к музыкантам, то ко всем я относился с уважением и открыто по-дружески. Бывали, конечно, рабочие моменты, когда мне приходилось по долгу руководителя группы «карабасить-барабасить», но от этого не уйти и работа – есть работа. Особенно бесило, когда кто-либо опаздывал на репетиции, концерты и записи в студии, это был, как правило, Эдик Калива и однажды мое терпение лопнуло, и я ему чересчур уж нагрубил. Это было, когда он опоздал на концерт в интернет-кафе СКРИН.

Как-то раз, после совместного концерта  с группой Ad Libitum в клубе «Перекресток», ко мне подошел некий молодой человек, представившийся журналистом одного из веб-сайтов, и договорился со мной о том, что бы я дал ему интервью для этого сайта. Это был Дэн Скурида. Встреча и интервью состоялись, далее у нас с Дэном пошел просто разговор о том, о сем, слово за слово и все в основном о нашей группе и о музыке. Дэн сказал, что «фанатеет» от нашей группы и очень просился, что бы я его взял в команду, ну хоть в любом качестве, при этом он убеждал меня. Что будет все делать абсолютно бескорыстно, только из-за безграничной любви к моим песням, и как администратор поможет, и в интернете будет выкладывать информацию, а в идеале он бы еще потренькал на чем-нибудь в составе группы. Такой энтузиазм мне пришелся по душе и уж он, ну очень меня упрашивал. Музыкантом, как я понял, был он очень слабеньким, но я предложил ему попробовать поиграть на перкуссии, а именно на дарбуке. Ритмы и рисунки были на ту пору очень простые и незатейливые, научить и обезьяну при желании можно было, а тут такой порыв, да и в перкуссионисте я на ту пору очень нуждался, а мне все как-то не попадался таковой. Таким образом, и попал в Тиль Уленшпигель Дэн Скурида. И где-где, а тут Сапков абсолютно прав, что мне перкуссионист был очень нужен, а Дэну очень хотелось. Кто знал тогда, что этот самый бескорыстный энтузиаст Дэн Скурида самый первый и поднимет денежный вопрос в команде и из-за жадности, комплекса неполноценности и собственных амбиций ополчит против меня всех участников, чем приведет все к развалу?

К тому времени, я, пресытившись средневековым стилем, решил разнообразить репертуар группы и выходить на стиль фолк-рок. В голове уже рождалась новая музыка в этом направлении, и было множество идей по этой теме. Одна из идей была в том, что бы усилить ритм-секцию и ввести женский вокал. Появилось несколько музыкальных тем и зарисовок и я стал искать вокалистку. Вот тут Дэн Скурида и принес мне кассету с домашней записью творчества Хелависы. А. Сапков пишет в своих летописях, якобы Хелависа была старой приятельницей коллектива, но о ней никто до тех пор и знать не знал, кроме Дэна. Мне очень понравилось все, что делает Наталья (Хелависа), ее тембр голоса, манера ее пения, ее тексты и музыка, а особенно понравилось то, что это очень совпадало с тем. Что я собирался делать в новой своей программе. Я спросил у Дэна, как мне найти Наталью, он сказал, что никаких координат ее не имеет, но все раздобудет. И действительно, через какое-то время, Дэн раздобыл ее телефон. Я позвонил Наталье, мы договорились о встрече, я сказал, что мне понравились ее песни, оставил ей свои записи и предложил ей сотрудничество. Через некоторое время Наталья позвонила мне и сказала, Что подобные предложения поступали к ней неоднократно, но ее ни чего не устраивало, были даже попытки записи, но получилась полная ерунда. А тут она услышала то, что по ее мнению должно сработать. Так оно и вышло. Я взялся за работу, и через короткий срок программа была готова. Для аранжировки некоторых песен, для скорости, мне пришлось пожертвовать несколькими своими уже почти готовыми песнями, из которых я изъял музыкальные проходы, соляки ну и саму стилистику в целом, в моем случае это были в основном Финская песня и Жак Нивель, которые я позже восстановил, а в ее Оборотень и Горец – производные от моих, которые в итоге и стали супер-хитами. (Продолжение следует)



 

 

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
09_05_84
Jan. 24th, 2011 04:59 pm (UTC)
весьма познавательно
( 1 comment — Leave a comment )

Latest Month

February 2012
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com